Partypoker: третий год пятилетки

Роб Йонг рассказал в интервью Ли Дэви о том, как ему удалось добиться стремительного роста partypoker, почему он больше не общается с представителями PokerStars, какая часть оверлеев возвращается в рум, почему так медленно улучшается софт party, и упомянул о предстоящем запрете хадов.

– Все знают, что вы один из главных реформаторов нынешнего partypoker. Расскажите, каково ваше место в управленческой структуре рума.
– Я партнёр владельцев рума, компании GVC, и по нашему договору помогаю им с развитием partypoker, так как никто в их компании не имеет опыта в индустрии покера. Том Уотерс – управляющий partypoker, Майк Секстон, один из основателей Party Poker – лицо рума, Джон Дафи отвечает за наши турниры в офлайне. Я нахожусь как бы в центре – помогаю каждому из них.

Нашей первоначальной задачей было остановить падение partypoker, составлявшее 30% в год. Довольно внушительное число и непростая задача, но в 2015-м её удалось решить. После этого рум стал постепенно расти. Раньше наш продукт нельзя было назвать конкурентоспособным – ни софт, ни офлайн-турниры, ни службу поддержки, ничего. Сейчас ситуация исправляется благодаря работе нашей команды.

– Вы пришли в компанию в 2014-м?
– Да – с момента проведения первого турнира World Poker Tour в моём казино Dusk Till Dawn. WPT тогда принадлежал party, я встретился с владельцами рума, и мы начали сотрудничество, продолжать которое я планирую по меньшей мере ещё три года.

– Можете назвать переломный момент в вашей работе?
– Самым главным было разделить partypoker и bwin.party. Схема управления была горизонтальной – всё централизованно, бренды оперировали в единой инфраструктуре. В GVC решили децентрализовать покер, создать вертикальную схему: нанять в покерный рум управляющего, отдельную команду по маркетингу, службу поддержки, позволить принимать собственные решения. Это стало переломным моментом. До этого у покера, казино и букмекерской конторы была общая служба поддержки, хотя задачи приходилось решать совершенно разные.

Когда GVC купили рум, я встретился с руководителем компании Кенни Александером, рассказал ему о покере и возможной бизнес-модели. GVC согласились с нашим видением и позволили приступить к реализации этой модели.

В её основе лежит быстрый рост доходов, однако при этом мы много отдаём своим клиентам, игрокам, оказываем меньшее давление на экологию, поэтому не получаем таких прибылей, как Stars, но создаём более устойчивый покерный рынок. Именно это я советовал с самого начала. Если оператор не подбрасывает в банк немного денег, игра умирает.

– Насколько сложно принимаются решения при такой схеме? Нужно ли их согласовывать с вышестоящими менеджерами?
– Над нами никого нет. У party нет совета директоров. Есть Том Уотерс, он принимает решения. Ник Уайтен занимается partypoker Live. Джон и Майк делятся опытом и работают на имидж рума, я помогаю всем понемногу. Это гибкая схема. Скажем, если бы мне понравилось то, что я вижу в этом казино в Чеджу или в Макао, и я захотел объявить, что мы проведём здесь MILLIONS Asia, это можно было бы устроить за минуту.

Майк Секстон
Майк Секстон

– С чего началась работа по возрождению partypoker? Какие шаги были первыми?
– Мы приняли пятилетний план 2017-2021 и посвятили первый год восстановлению репутации. Нужно было возродить бренд, на который негативно влияли комиссия при выводе денег, разделение пулов игроков и так далее. Пришлось исправить массу старых ошибок.

Мы решили, что восстановить репутацию поможет диалог с нашими клиентами. Том побывал практически на всех наших турнирах в офлайне. Мы создали partypoker Live с целью за год выйти на первое место среди организаторов живых турниров. Считаю, нам это удалось. Правда, есть Мировая серия покера, но она проводится только раз в году.

2018 год мы посвятили работе над нашим продуктом в онлайне. В основном улучшали софт и турниры. Взяли на себя серьёзные риски: подняли гарантии с трёх миллионов долларов в неделю до десяти миллионов. Набили немало шишек. Рискнули проводить турниры на миллион долларов по воскресеньям. Удалось добиться значительного прогресса, но это оказалось труднее, чем мы рассчитывали.

2019-й должен стать стабилизирующим годом: будем улучшать софт и создавать более стабильную платформу по всем направлениям – софт, поддержка, живые турниры. В первые два года мы наступали, третий год посвятим закреплению на позициях: решим несколько локальных задач, устраним некоторые ошибки. 4-й и 5-й год будем наводить блеск и продолжать развитие. Наш план продуман весьма тщательно. На этом пути было немало ухабов, но за прошлый год мы выросли на 40%, за позапрошлый – тоже на 40%. Если мы продолжим в том же духе, то довольно скоро нагоним лидера индустрии.

– Расскажите об «ухабах на дороге».
– Одно время мы копировали то, что делают Stars. Они делают серию – мы тоже должны сделать серию в те же сроки. Когда мы были маленьким румом, это работало – мы, подобно пиявке, присасывались к слону, и все были довольны. Но когда они дают $60m, и мы даём $60m, это вредит обоим, потому что ресурсы игроков всё-таки ограничены. Теперь мы постараемся разводить фестивали по времени. Powerfest пройдёт в апреле, а не одновременно с WCOOP. Мы прилично потеряли на сериях, оверлеях и маркетинге. Кое-что потеряли в безуспешной попытке сделать свой турнир наподобие Sunday Million. Однако мы получили много ценной информации и сможем сделать из неё правильные выводы.

Были у нас и крупные успехи. Никто не верил в MILLIONS Online, но мы смогли превзойти гарантию в $20m. Вообще в онлайне получилось многое. 15 месяцев назад мы разыгрывали в регулярных турнирах $3m, сейчас $11-12m.

– При этом многие турниры проходили с оверлеями.
– Не имею ничего против оверлеев, ведь они обогащают наших клиентов, и половина этих денег всё равно возвращается в наши карманы – об этом мало кто говорит, но это так. Вы заплатили $100k из-за оверлея и благодаря этому получаете дополнительные $50k рейка. Тратить деньги на своих клиентов – отнюдь не худшая маркетинговая стратегия!

На многие турниры у нас стоят такие же гарантии, как у Stars, но они в пять раз больше нас! Ставя такие гарантии, мы напрашиваемся на оверлеи, не так ли?

– Вы когда-нибудь обсуждали турнирное расписание с менеджерами Stars?
– Никогда.

– В каких вы отношениях?
– У нас нет никаких отношений. Все сотрудники Stars, которых я знал, теперь работают на меня. Как Джон Дафи. Тех, кто работает на Stars сейчас, я не знаю. Так что никаких отношений между нами нет, и их рум мне не особо нравится.

Джон Дафи раньше работал на PokerStars
Джон Дафи раньше работал на PokerStars

2-3 года назад мы обсуждали возможную конкуренцию с PokerStars. Они были компанией мирового класса, с которой не грех брать пример. Почему не взять себе их лучшие находки? Мы сделали хорошую VIP-программу, похожую на ту, которая была у них – гриндеры получают достойное вознаграждение. Сейчас мы не обсуждаем PokerStars. Их действия на нас никак не влияют. У нас своя серия в офлайне, свои проекты. 3-4 года назад Stars мотивировали нас, но сейчас уже нет.

Если честно, нынешние PokerStars и 888 – не покерные компании, а корпоративные машины. Настоящая покерная компания – party. На нас работают многие профессиональные игроки, но мы не раздуваем команду профессионалов, которые играют живые турниры с наклейками рума. Есть несколько человек, которые представляют бренд – Айк Хэкстон, Джейсон Кун... Другие, особенно стримеры, которых мы подписали в последнее время, пришли к нам работать. Когда Исай Шейнберг был в Stars, он стремился брать на работу людей, которые разбираются в покере. Так что не стоит говорить, что мы подписываем профессиональных игроков. Мы берём их на работу.

Кристен Бикнелл тоже играет с наклейкой partypoker
Кристен Бикнелл тоже играет с наклейкой partypoker

Я обращался к стримерам, которые работают на Stars, чтобы пригласить их в свою команду. Мне нравится Twitch, и я хочу собрать у себя в Team Online лучших. Всего в ней будет около 30 человек.

– Чем вы можете заинтересовать их? Более крупными зарплатами?
– Не обязательно. Игроки радуются возможности прекратить сотрудничество с PokerStars. Профессионал с наклейкой PS... мы знаем, что это полная чушь. Раньше этим можно было гордиться, но сегодня все понимают, во что они превратились. Во времена Исая рум был его страстью. Для Stars Group или Amaya – как они там называются? – это бизнес. В этом нет ничего плохого, они делают то, что должен делать бизнес – выжимают всё ради прибыли. Мы просто разбаловались.

Когда я сотрудничал со старыми PokerStars, они просили меня, например, провести сателлит в моём казино и добавляли один пакет сверху. Я собирал 200 человек, разыгрывал пять путёвок в Монте-Карло, а они добавляли ещё один. Неудивительно, что нам это нравилось. Нынешние Stars ведут себя так, как принято в бизнесе. Однако старая модель приносила хорошие деньги, и я не вижу причин, почему она может не сработать на party сегодня.

У party ведь не было нормального оборота, компания была практически мёртвой. Сейчас у неё резко повысились доходы, есть прибыль, игроки получают свои плюшки – все довольны. Мы смогли сделать это, потому что пять лет назад лежали в руинах и начали фактически с нуля.

Проблема с нынешней моделью PokerStars – в её неустойчивости. Если брать слишком много рейка, все игроки обанкротятся. Оператор должен действовать так, чтобы игра продолжалась.

Развиваемся не только мы. Другие конкуренты Stars тоже активизировались – ACR, GGPoker. У 888 есть неплохие идеи вроде безрейкового воскресенья.

– А теперь есть и Run It Once Poker.
– Я общался с Филом Гальфондом перед открытием рума. У него отличные идеи, и он очень предан своему делу. Но я сказал ему, что не стоит переоценивать лояльность людей. У него есть отличный бренд, он хороший парень, пишет хорошие тексты, но готовы ли люди поддержать его материально? Я не убеждён.

– Давайте вернёмся к проблемам с вашим софтом. Почему нельзя было найти людей, которые написали софт для Full Tilt и нанять их, чтобы получить софт мирового класса для partypoker?
– Мы работаем на старой платформе, интегрированной в инфраструктуру группы. Кардинальная переработка софта повредила бы всем. Плюс мы не такая уж большая компания. У нас всего около 400 сотрудников, и если бы мы бросили часть ресурсов на создание нового кода, их не хватило бы для чего-то ещё. Софт постепенно дорабатывается, планы Тома в этом направлении на ближайшие 9-12 месяцев выглядят многообещающими. Скоро в руме не будет хадов, например. И всё же сейчас я понимаю, что если бы три года назад мы переписали софт с нуля, сейчас было бы намного проще.

– Приятно ли работать в окружении покерных знаменитостей?
– С Джоном и Майком мы знакомы давно. Тома я знал по WPT. Мы все друзья. Постоянно общаемся и стараемся изо всех сил. Очень много делает Патрик Леонард. И, конечно, спасибо всем нашим партнёрам из других стран. Только совместные усилия помогли нам возродить partypoker.

Следите за обновлениями GipsyTeam вконтакте, на фейсбуке, в твиттере, телеграме и инстаграме.
Поделиться новостью:
0 0
Еще по теме
Лучшие комментарии
37 комментариев
1 2
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.